Квартирный вопрос оказался с неверным ответом

“Известия” от 25 апреля 2012

Квартирный вопрос оказался с неверным ответом

адвокат Тындик Андрей прокомментировал новое дело в сфере недвижимости

Судебное разбирательство из-за пропавших при строительстве метров обернулось для дольщицы потерей денег и квартиры

Отдать все деньги, чтобы построить жилье, а в итоге лишиться и средств, и квартиры. Сюжет для Петербурга, где в эти дни проходит голодовка обманутых дольщиков, увы, типичен. Отличие только одно: голодающие люди бьются за жилье в домах, которые не поднялись выше фундамента. А у Нины Лищук другая проблема: известное в городе ЗАО «Строительный трест» на ее деньги квартиру построило, но вместо ключей дольщица получила повестку в суд, где жилье у нее отобрали.

Договор со «Строительным трестом» Нина Лищук заключила в начале 2008-го. Через год дом № 15, корпус 2 на Коломяжском проспекте благополучно достроили. За указанную в договоре квартиру площадью 54,22 кв. метра дольщица полностью выплатила деньги, накопленные и взятые в долг у родственников и друзей. Но после подписания смотрового листа на построенную квартиру радости у семьи новоселов не прибавилось.

— Мой муж Петр — человек дотошный, к тому же хорошо знакомый со строительными нормами и правилами, — рассказывает дольщица «Известиям». — Он сразу заметил, что метраж квартиры, которую нам предоставили, меньше проектной. После заказанного нами обмера, инспекторы ПИБ установили: реальная площадь составляет 48,7 кв. м. А вот лоджию, видимо, чтобы подправить суммарный итог, застройщик увеличил почти на метр. Это на- совсем не обрадовало, к тому же общая площадь все равно была меньше той, что обозначена в договоре. А ведь каждый «квадрат» — это деньги и немалые: за каждый квадратный метр мы платили по 67,5 тысячи рублей. Мы потребовали у «Строительного треста», чтобы нам передали квартиру, подписав дополнительное соглашение, в котором были бы отражены все отступления от условий договора, — говорит Петр Лищук. Но руководители ЗАО «Строительный трест» Евгений Резвов и Беслан Берсиров заявили, что разница между проектной и общей площадью квартиры меньше 2%, и в качестве аргумента привели ту самую увеличенную без согласия дольщика лоджию.

Посчитав, что вопрос может быть решен в правовом порядке, Нина Лищук подала иск в суд с требованием взыскать с ЗАО «Строительный трест» деньги за недостающие метры. Зачастую руководство «Строительного треста» подписывало в таких случаях мировые соглашения, что, по сути, означало признание правоты дольщика. В этом случае господа Резвов и Берсиров отдавать полученные деньги не захотели. Калининский суд признал правоту дольщицы и обязал «Строительный трест» возвратить дольщице деньги, полученные застройщиком за несуществующие метры. Но судьи городского суда Пучинина, Вологодина, Петрова, опираясь на договор, который позволял Резвову и Берсирову без возврата денег дольщику изменить метраж общей площади квартиры до 5%, приняли позицию крупной строительной компании, и решение районного суда отменили. Семье Лищук до сих пор непонятно: если деньги получены «Строительным трестом» за несуществующие метры, почему он может их не возвращать?

Но главные проблемы, как выяснилось позже, были впереди. Сначала Берсиров и Резвов потребовали с семьи Лищук неустойку в три с лишним миллиона рублей, то есть почти все, что они заплатили за квартиру. Однако суд не согласился, отвергнув эти требования как абсолютно несоразмерные, ограничив неустойку размером… в 2 тысячи рублей. Не так уж много, по сравнению с 3 миллионами. Но и тут радость была подпорчена.

Под угрозой расторжения договора и отъема оплаченной квартиры руководители застройщика Резвов и Берсиров потребовали от дольщицы подписать акт приемки-передачи жилья без фиксации недостатков. Нина Лищук составила, подписала и направила в «Строительный трест» свой акт приемки-передачи, в котором было отмечено, что квартира меньше, чем в договоре.

Сославшись на отсутствие подписи дольщицы в акте «Строительного треста», господа Резвов и Берсиров сообщили семье Лищук о расторжении договора с удержанием с дольщика 10% стоимости оплаченной Лищук квартиры. Пытаясь защититься от такого произвола, Нина Лищук обратилась в Калининский суд, но не тут-то было. «Дольщик, настаивающий на указании в акте недостатков, злоупотребляет своим правом», — пропечатала судья Калининского района Бабикова, подписав окончательный приговор семье Лищук. Городской суд проигнорировал подписанный дольщиком акт с указанием недостатков и встал на сторону застройщика.

— Пришлось опять вступать в тяжбы, и в итоге 21 июля 2010 года суд по нашему ходатайству наложил арест на нашу квартиру до окончания спора, — объясняет дольщица. — Однако уже через 5 дней, 26 июля, «Строительный трест» оформил эту квартиру в свою собственность.

15 сентября 2011 года судьи горсуда Петрова, Зарончинцева и Параева отменили решение Приморского райсуда, признавшего за Лищук право собственности на оплаченную квартиру.

— Квартиру, построенную за мои деньги, полностью мной оплаченную и по закону принадлежащую нашей семье, попросту отняли. Теперь они заставляют нас забрать деньги, заплаченные нами в 2008 году, да еще за вычетом 10% штрафных, — сокрушается Нина Николаевна, пополнившая многочисленные ряды питерских дольщиков, лишившихся своих квартир.

По мнению адвоката Андрея Тындика, новостройки часто становятся ареной судебных разбирательств

«Застройщик соблазнился разницей в цене»

Случай с Ниной Лищук, к сожалению, не единичный для нашего города. Есть ощущение, что некоторые строительные компании даже провоцируют подобные правовые конфликты. Это может объясняться таким фактором: цена непостроенных квадратных метров, по которой платит дольщик, гораздо ниже стоимости квартир в уже построенном доме. И у застройщика появляется соблазн сыграть на разнице в цене, получить хороший прибавочный продукт. Вернув деньги, заплаченные в 2008 году к тому же с 10-процентным штрафным вычетом, он выручит за уже готовую квартиру чуть ли не в два раза больше.

Андрей Тындик, адвокат,
руководитель юридической конторы Гессена