К барьеру! Адвокат Андрей Тындик об административных барьерах

Основным оружием в борьбе с административными барьерами должен стать суд

(по материалам журнала “Эксперт” от 13.08.2012)

Андрей Тындик: «Основным оружием в борьбе с административными барьерами должен стать суд: быстрый, эффективный, независимый»

Андрей Тындик

Андрей Тындик
Фото: архив «Эксперта С-З»

Общение между строительными компаниями и местными властями в большинстве случаев складывается непросто. Чтобы возвести многоквартирный дом, застройщику необходимо пройти около 100 процедур, затратив на это более трех лет и около 25 млн рублей. Но даже выполнив все инвестиционные обязательства, он может столкнуться с неожиданным препятствием в лице конкретного чиновника. Тем не менее строители не спешат переносить конфликты с администрацией в суды, хотя зачастую имеют хорошие перспективы доказать свою правоту, считает адвокат Юридической конторы Гессена Андрей Тындик.

Суд скорый

– Что такое административные барьеры в строительном комплексе в юридическом плане?

– Под административными барьерами понимаются нормы законодательства, которые на определенной стадии регламентируют порядок проведения работ в области жилищного, дорожного или иного строительства. Это понятие носит негативный характер, во многом благодаря СМИ. Но надо понимать, что полностью устранить административные барьеры невозможно. Они необходимы в определенном количестве, или, лучше сказать, в определенном качестве, для того чтобы, с одной стороны, гарантировать безопасность строительных работ и построек, с другой – не препятствовать активности застройщиков.

По данным межстранового исследования Всемирного банка и Международной финансовой корпорации «Ведение бизнеса», по уровню административных барьеров в строительстве Россия занимает 170-е место среди 183 государств, что, конечно, печально. Однако предложения о том, что РФ необходимо по этому показателю войти в первую двадцатку, весьма сомнительны. Страны ЕС в рейтинге «Ведение бизнеса» занимают места с 20-го по 50-е, США – 17-е. Первая двадцатка состоит из развивающихся стран: Гонконг, Сингапур, Саудовская Аравия. И насколько качественным окажется результат их строительной активности в условиях сниженных барьеров, покажет время. Правильной задачей, на мой взгляд, было бы войти в 50 лидеров по этому показателю, что обеспечило бы равновесие между государственным контролем за процессом строительства и созданием для девелоперов благоприятной среды.

Если говорить о классификации барьеров в строительстве, то сегодня все исследователи этой темы приходят к выводу, что не более трети из них относятся к федеральным. Остальные – требования субъекта федерации или местных властей, зачастую избыточные. Кроме того, субъектом создания барьеров может выступать естественный монополист. Как показывает наша практика, именно с монополистами у застройщиков больше всего разногласий.

– Как можно бороться с административными барьерами, с точки зрения юриста?

– Усилия, связанные с правовым аспектом снижения административных барьеров в строительстве, сосредоточены в двух плоскостях. Это прежде всего законодательное регулирование. И в этом смысле закон совершенствуется. На уровне правительства страны есть понимание, что барьеры в строительном комплексе – макроэкономическая проблема и если ее не разрешить в кратчайшие сроки, она будет препятствовать развитию экономики. Вторая плоскость – наработка правоприменительной практики на местах, которая должна проходить с активным участием строительных компаний и профессиональных ассоциаций. Борьба с административными барьерами – двусторонний процесс, в котором должны участвовать как власти, так и строительные организации. Но пока, по вполне объяснимым причинам, строители не всегда готовы обнародовать конфликты с местной властью.

– Боятся последствий?

– Отчасти да. Но кроме того, относятся к судебной практике как к затяжному и тяжелому способу отстоять свою правоту, к которому следует прибегать лишь в крайних случаях. Это неправильно в корне. Основным оружием в борьбе с административными барьерами должен стать суд – быстрый, эффективный, независимый.

На практике это означает быстрые процедуры по обжалованию действий или бездействия должностных лиц в области регулирования строительства, скоростные процедуры рассмотрения таких дел, особый порядок вступления решений в силу. Сейчас средний срок судопроизводства по арбитражному делу составляет около девяти месяцев. Должен быть куда более сокращенный срок, возможно, с немедленным вступлением решения в силу. Это касается не только строительства, но и отношений хозяйствующих субъектов с властями во всех других областях экономики. Необходимость таких корректив принципов судопроизводства повсеместно обсуждается. Думаю, скоро увидим результаты.

Написано пером

– Но пока мы живем в тех условиях, в которых живем. Есть ли смысл строительным организациям бороться с административными барьерами в судах?

– Однозначного ответа на этот вопрос нет. Все зависит от того, насколько четко в договоре между строительной компанией и местной администрацией прописаны обязательства сторон и регламенты. Когда все зарегламентировано в письменном виде, бездействие или противодействие администрации легко оспаривается в суде.

Приведу пример. Одна строительная компания возвела паркинг. Для его регистрации в Росреестре нужен был итоговый протокол от Комитета по управлению городским имуществом. Комитет отказался выдать документ, так как местная администрация не представила справку о том, что у нее нет претензий к застройщику. Администрация утверждала, что застройщик не в полном объеме выполнил свои обязательства по благоустройству территории. Но данная строительная компания относилась к числу тех, кто грамотно организовывает документооборот. В соглашении с администрацией было четко написано, что застройщик обязуется для детского сада номер такой-то поставить комплекс «Детская площадка» такой-то марки от такого-то производителя, что и было сделано. Суд встал на сторону застройщика. Если бы детализации в договоре не было, местная администрация могла бы до бесконечности предъявлять претензии к качеству и количеству работ по благоустройству.

К сожалению, чаще получается по-другому. Менее опытные застройщики ограничиваются при заключении договоров рамочными условиями. В такой ситуации ни в каком суде управы на чиновников не найти. Надо просто прорабатывать договорные отношения с местными властями, регламентируя все аспекты по принципу исчерпаемости – чтобы была некая точка, после которой обязательства строительства можно считать выполненными. Тогда судиться можно, и довольно эффективно.

– Можно ли в суде доказать, что требования местных властей излишни по сравнению с федеральным законодательством и ухудшают положение застройщика?

– Зависит от ситуации. На федеральном уровне ведется работа по регламентации административных барьеров, и любой новый изыск местных чиновников может быть признан нелегитимным. Если говорить о практике, то у нас был прецедент в Самаре. Наш клиент, строительная компания, направил проект на утверждение в местный департамент архитектуры и строительства. Его отклонили на основании того, что не были приложены архитектурные схемы. В суде удалось доказать, что проект разработан в соответствии с федеральными нормативами и все дополнительные требования к нему должны оформляться заранее определенным образом. Нашу правоту признали суды трех инстанций.

– Недавно впервые в Петербурге застройщик, компания «Адамант», был оштрафован за то, что нарушил сроки строительства из-за неподключения к сетям «Ленэнерго». В Комитете по строительству заявляют, что два хозяйствующих субъекта должны разбираться между собой. Такая позиция власти может спровоцировать всплеск судебных тяжб между застройщиками и монополистами?

– Судиться с монополистом, конечно, можно. Но только если застройщик имеет доказательства, что он выполнил все условия договора, а «Ленэнерго» вопреки заключенному соглашению не подключило его к сетям в срок. Но я как юрист одновременно вижу повод для второго судебного разбирательства – с лицом, наложившим штраф. Административный штраф предусматривает наличие такого условия, как вина оштрафованного. Вот этот момент и можно оспаривать в суде. И здесь шансов доказать свою правоту даже больше, чем в споре с монополистом.

– Почему? Разве на полученном у энергетиков разрешении не стоит подпись представителя монополиста?

– Стоит. Но, как правило, выясняется, что либо этот человек уже не работает в организации, либо, подписав такое разрешение, превысил свои полномочия. По закону организация не несет ответственности за действия или бездействие конкретного сотрудника. Выход, на мой взгляд, простой. Все программы развития инженерной инфраструктуры в регионе должны быть прозрачны, все планы по подключению объектов с конкретными датами исполнения – находиться в общем доступе. Более того, на сайте монополиста должны быть постоянно обновляемые сведения о том, кто из чиновников имеет право на выдачу разрешений.

Регламент, прозрачность, контроль

– Какие коррективы необходимы в законодательстве и правоприменительной практике, чтобы снизить административные барьеры до приемлемого уровня?

– Проблема с административными барьерами в строительной отрасли – всего лишь срез ситуации, которая сложилась в России с обжалованием любых действий или бездействия должностных лиц. В этом смысле хорошо развиты только отдельные направления, например налоговое право, таможня. Должна быть реализована целостная концепция реформ в этом направлении.

Прежде всего необходим огромный прозрачный регламент требований к чиновникам, закрепленный в законодательстве. Можно не изобретать велосипед, а пойти по пути западных стран, в которых эти вопросы урегулированы.

Второй блок – карательные меры. С интересной инициативой выступил недавно глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев. Он предложил ввести систему обжалования административных барьеров в антимонопольный орган и сделать ее гиперскоростной. Артемьев считает необходимым ввести штрафы за те или иные препоны, которые своими действиями или бездействием создает чиновник. Эта действенная «дубинка» могла бы компенсировать недостаток регламентаций в тех случаях, когда в законе не предусмотрен конкретный срок ответа чиновников на обращение хозяйствующего субъекта. Как правило, предполагается, что решение должно приниматься в разумный срок. Но если прошел месяц-другой, а реакция нулевая, ФАС могла бы счесть, что все разумные сроки решения вопроса прошли, и наложить взыскание на виновных.

Третий блок – обеспечение экономической мотивации органов власти на местах. Для этого необходимо внести изменения в Налоговый кодекс и перераспределить налоговые потоки так, чтобы местные органы власти были заинтересованы в развитии подведомственных территорий.

Не следует забывать и о таком инструменте, как электронный документооборот. Когда чиновник не имеет под рукой документа, он не может задержать его прохождение по инстанциям. Публичность, открытость, электронность – это максимально эффективные методы для снижения остроты проблемы.